Как создают «Формулу любви» в Гомельской филармонии

Как создают «Формулу любви» в Гомельской филармонии

О любви каждый из нас знает едва ли не с детства, а передать это чувство словами способны далеко не все. Но люди нашли выход и назвали его музыкой. И ей действительно под силу затронуть самые тонкие струны человеческой души. Об этом и многом другом разузнали у художественного руководителя и главного дирижера эстрадно-симфонического оркестра Гомельской областной филармонии Станислава Шныра.

– Станислав Брониславович, как складывались отношения с профессией? Вы с детства мечтали стать музыкантом?

– Можно сказать, что с детства я им и был. Но профессиональным музыкантом стал за компанию. В то время мой лучший друг поступал в колледж имени Н. Ф. Соколовского, и я решил пойти вместе с ним. В моих планах изначально этого пункта не было. Собирался в 10 класс, думал о получении среднего образования, а дальше показала бы жизнь.

– Теперь Вы руководитель целого музыкального коллектива. Каким видите будущее своего оркестра?

– Продолжить дело Юрия Василевского для меня честь, но вместе с тем и большая ответственность. Сегодня мы усердно работаем, готовим новые программы. Будущее оркестра вижу стабильным. Хотя нам как музыкантам важна востребованность. Когда мы нужны людям, коллектив чувствует это и работает с еще большим удовольствием.

– А как отбираются новые вокалисты и музыканты? Есть ли в Гомеле свои виртуозы?

– Виртуозов в городе немало, и большинство из них работает у меня в оркестре. Не побоюсь сказать, что мои солисты – одни из лучших в Беларуси. В коллектив мы отбираем по профессиональному признаку. Причем это касается как инструменталистов, так и вокалистов. Чтение партитур, обладание техническими навыками, музыкальным мышлением, умением импровизировать, слышать, правильно интонировать – для нас важно все.

– Если у нас много виртуозов, то почему зарубежных исполнителей знают все, а своих – единицы?

– Сложно дать однозначный ответ. Могу сказать, что это беда не только Гомеля и Беларуси, но и славянского народа в целом. Чтобы понравиться гостю, не выглядеть в его глазах плохо или глупо, мы готовы отдать последнее. И точно так же мы готовы везти гостей за какие угодно суммы. При этом своих собственных, таких же талантливых артистов никто не замечает. Свой артист всегда рядом, он считается другом, товарищем. Зато в других странах белорусские исполнители, музыканты пользуются популярностью. Они с успехом побеждают на зарубежных конкурсах. Но у нас на них обращают внимание только тогда, когда они возвращаются звездами. Наверное, с раскрученной медийной личностью проще работать. Ведь это гарантирует продажу билетов и заполняемость залов.

– И все же у гомельчан есть музыкальный вкус?

– Конечно есть. Хотя бы потому, что они продолжают ходить на концерты. Причем любовь проявляется и к академической музыке, и классической, и к современной.

– Мы заговорили о любви… Довольно часто Вы работаете на одной сцене со своей супругой. Скажите, не мешает ли такое совмещение карьеры и семьи по жизни?

– Не мешает и никогда не мешало. Бывали случаи, когда рабочая жизнь плавно перетекала с концертной площадки на домашнюю кухню. Там продолжалось обсуждение профессиональных моментов, которые мы не успели оговорить на работе. В этом отношении друг к другу мы лояльны. Как правило, я руководствуюсь принципом: требуй со своих больше. Если даешь поблажки близким людям, то что ты можешь спрашивать с остальных. Жена говорит, что требовательность у меня чрезмерная. Но, а как по-другому?

– Какие еще черты характера важны в профессии дирижера?

– Чтобы коллектив процветал, дирижер обязан быть таким же профессионалом, как и артист. Он должен четко представлять, что он делает, находясь за дирижерским пультом. Сама партитура для меня – книга.  Открывая ее, мне нужно понять, что это за произведение и какой у него «характер». Другое – это когда ты разбираешь произведение вместе с коллективом. У каждого из нас появляется своя трактовка. И здесь важно учитывать все мнения, найти «золотую середину». Выбрать между всеми желаниями или объединить их в единое целое, создать нечто новое. И третье – важно уметь правильно объяснить музыканту, что от него требуется. В оркестре важно, чтобы все работали как пальцы одной руки.

– А как впоследствии формируется Ваш репертуар, есть ли какие-то принципы?

– Все зависит от вкуса зрителей. Мы стараемся идти в ногу со временем. Делаем программы, которые на наш взгляд будут востребованы. Коллектив создает современные обработки, модернизирует музыку. При этом стараемся не обидеть и себя. Свои предпочтения есть и у меня, и у музыкантов. Кому-то нравится эстрадная музыка, кому-то рок, кому-то джаз. Поэтому при составлении репертуаров учитываем интересы каждого.

– Расскажите, пожалуйста, как создавался репертуар программы «Формула любви»?

– Есть задача, есть тема. Хотя тема любви – одна из самых благодатных, на мой взгляд, потому что 90 % всех песен посвящены именно ей. Песню не о любви найти гораздо сложнее. Поэтому наша задача не столько найти, сколько подобрать композицию вокалисту по стилю, по диапазону; сделать правильную инструментовку. Старались, чтобы все было гармонично. Чтобы вокалист и оркестр чувствовал себя на сцене хорошо. В целом наша программа получилась международным поиском формулы любви. Есть ли она? И если есть, то какая? Ответ у каждого свой.

– А что значит любовь для Вас? Отыскалась ли ее формула?

– Трудно сказать, что такое любовь. Любовь к детям – это одно, любовь к родителям – это другое, любовь к своему партнеру – это третье. Для меня, наверное, как и для всех, любовь – когда рядом с близким человеком ты забываешь обо всем. Когда ты не ставишь себя во главу отношений и готов на все, чтобы любимый человек был счастлив.

Источник:
© Вечерний Гомель