Узнать как купить билет

ru Русский
Классика высоких нот

25 марта в Колонном зале Дворца Румянцевых и Паскевичей гомельские зрители увидели новую концертную программу Ольги Кузьменко, лауреата международных конкурсов, солистки Гомельской областной филармонии.

«О чем невозможно не петь» — так назывался вечер, в котором Ольга Кузьменко, обладательница уникального колоратурного сопрано представила образцы лучших оперных сцен и арий. Аккомпанировала певице дипломант международных конкурсов Ирина Глазенкова.      

Бессмертная молитва Ave Maria И. Баха и Ш. Гуно вознеслась к высоким сводам зала. Как двум величайшим композиторам, творившим в разные эпохи, удалось создать столь цельное творение, удивляющее чистотой и богатством звучания? Прекрасная акустика подчеркивала совершенство вокала исполнительницы, добавляя красочности в мелодийную палитру произведения. Выразительность и эмоциональность певицы позволяли проникнуться благоговением, испытать восхищение мастерством создателей.

Ария Царицы ночи из оперы В. Моцарта «Волшебная флейта» рисовала мистический образ, сотканный из тьмы, зла и мести. Пропитанный трагическим драматизмом, голос Ольги Кузьменко то взлетал в неведомые высоты, то падал в бездонное подземелье. Музыковед Виктория Чернова, рассказывая зрителям о положительном влиянии «эффекта Моцарта» в одном была права: мелодические линии произведения заставляли задумываться, делать логические выводы.

Маэстро Д. Верди оставил множество потрясающих по красоте произведений, и сегодня не сходящих с мировых сцен. Два отрывка из его опер были в этой программе: ария Джильды из «Риголетто» и сцена Виолетты из «Травиаты». Два женских образа, но какие разные в богатстве вокальных нюансировок и тембровых окрасов. Невероятные голосовые переливы, словно волны, берущие новые высоты, захватывали и разливались в удивительной красоте созвучий.

Музыка полная изящества и стремительности – так можно описать каватину Розины из оперы «Сивильский цирюльник». И, не смотря на итальянский язык исполнения, все музыкальные фразы, дополненные выразительной мимикой и смысловыми жестами певицы, были понятны залу. На сцене разыгрывалось действие, образ складывался в сознании и сохранялся там в великолепии вокала.

Интрига, загадка, флирт – канва куплетов Адели из оперетты И. Штрауса «Летучая мышь». Легкие, воздушные, полные утонченного женского кокетства, звенящие в самых верхних пассажах чистым серебром — они заставляли удивляться: откуда у хрупкой певицы берутся силы для свободного покорения столь высоких нот?

Чистой весенней сказкой повеяло от арии Снегурочки из одноименной  оперы Н. Римского-Корсакова. Реальность и фантазия так тесно переплелись в этом образе, что трудно было разобрать, где заканчивается возвышенное и начинается земное. «С подружками по ягоду ходить… — словно рассыпая мелкий жемчуг, пела речитативом Ольга Кузьменко в изяществе игривой мелодии. Зрители бравировали, награждая солистку аплодисментами.

Можно ли излить душу, ни сказав даже слова? Можно, если спеть вокализ С. Рахманинова. Эта вершина вокального жанра подвластна далеко не всем исполнителям. Магия музыки и человеческого голоса в замысловатых переплетениях мелодических линий завораживала. Голос певицы, набирая силу, словно обретал невероятную текучесть и пластичность. Человеческая история, полная покаяния, воззвания к прощению, рассказанная без слов, вызвала слезы на глазах и зрителей, и исполнительницы.