Узнать как купить билет

ru Русский
Дыхание народной песни

 Концерт Национального академического народного хора Республики Беларусь им. Г. Цитовича прошел в Гомеле 2 апреля. Вечер был посвящен памяти Михаила Дриневского – художественного руководителя и главного дирижера, который возглавлял этот коллектив с 1975 г.

Осенью 2020 г. маэстро ушел из жизни. «Народный человек», как называли Михаила Дриневского коллеги и друзья, оставил великое наследие,  которое продолжает жить, развиваться и радовать зрителей. «Песня должна не только звучать, но и дышать», — артисты хора цитировали слова своего многолетнего наставника, учителя, педагога. И дыхание народной песни оживало в мелодиях, рифмах, танцах, рисуя картины белорусской природы, сельской жизни, всего того, что называется народностью.

Голубые рушники, струящиеся ленты, плавное течение стройных хороводов создавали вокальные и хореографические полотна удивительной красоты и гармонии. «Льются песни, словно реки», и каждый зритель видел в них чистой голубизны небо, прозрачность воды и сияние солнца. «Край мой, беларускi край», «Да пшанычанька яра», «Туман пры далiне» — большая часть исполненных произведений звучала в обработке Михаила Дриневского. Кадры на экране сменялись, рассказывая о жизни и творчестве маэстро, его родителях, местах, где прошли детство и юность. Удивительный факт биографии  и яркого таланта — в тринадцать лет Дриневский руководил хором колхоза «Труд» в деревне Тонеж. С тех пор хоровое искусство стало главным делом его жизни.

Веселый свист — и сцена заполняется взлетающими свитками. Динамика веселой польки усиливается сложными танцевальными пируэтами, акробатическими номерами, вызывающими бурное восхищение зала. Широчайшие размахи и полеты танцоров в колорите национальной хореографии красочно передавали ловкость и удаль напоказ, безудержное веселье и добрый юмор деревенской вечеринки.

Белорусская песня-баллада «Ночы мае, ночушкi» предварялась голосом Михаила Дриневкого и сопровождалась его взглядом, словно маэстро глядел на сцену. Мощное хоровое великолепие, достигая трепетных высот, внезапно обрывалось, уступая место одинокому женскому вокалу. Картина пения постоянно менялась: женская группа вдруг отступала и доминантой звучали низкие, густые мужские голоса. Звуковое многоголосие то затихало, то взмывало в верхние регистры, меняя окраску тембров, заставляя зрителей долго рукоплескать услышанному.

Как можно выделывать коленца на сцене наглядно показали артисты-танцоры. Три части задорного действия пролетели как одно мгновение, оставив после себя цветную, ярмарочную картину народного гуляния.

Сюрпризом для зрителей стала русская песня «Шумел камыш». Обработка Михаила Дриневского сделала застольную песню хоровым шедевром. Восторгу и бравированию зрителей не было предела.

Обрядовое таинство призыва весны развернулось в масштабное и живописное действие: так искусно соединилось в нем песенные и танцевальные белорусские традиции, что из песни получился спектакль с прологом и эпилогом, конца которому зрители не желали. Вновь и вновь они вызывали артистов, щедро благодаря за доставленное наслаждение.